Конкистадор закрывает глаза 8 глава

— Мне конец, — опять пробормотал человек, тяжело дыша.

3-2


Темный пес уже тут

Тусклое лицо осторожно глядело само на себя через разноцветные масляные пятна на поверхности лужи. Оно становилось все более озабоченным, и в конце концов юные черты сложились в гримасу кошмара и омерзения.

Это из-за пыли, — поразмыслил Винсенте. Он был поражен Конкистадор закрывает глаза 8 глава своим видом, хотя и додумывался, что весь покрыт грязюкой. Обычно он смотрел за собой, но за последнюю неделю не выпало ни капли дождика, а деньком стояла жара и ветер гонял по улицам тучи пыли.

— Ба-бах! — звучно произнес Винсенте минутку спустя.

Прошлой ночкой он нарвался в Ризаль-парке Конкистадор закрывает глаза 8 глава на патруль городской милиции и его обрили наголо. В целях гигиены, как они произнесли, чтоб уличные мальчишки не разносили педикулез. Но для всех такая стрижка смотрелась как наказание. Машинка звучно жужжала в толстой руке, оставляя за собой нагую кожу в синяках и царапинах с обрывками уцелевших волос, которые торчали во все стороны Конкистадор закрывает глаза 8 глава.

Винсенте казалось, что он похож на жертву взрыва из какого-либо дешевенького комикса и даже ужаснее. Он поднял брови и опять произнес: «Ба-бах!» А еще, когда он немного двинулся и солнце тоже отразилось в луже, вокруг него появилось какое-то красноватое дьявольское сияние. Картину дополнил смачный плевок, и Конкистадор закрывает глаза 8 глава Винсенте отошел в сторону, оказавшись в зыбучем мареве жгучих лучей. Он тормознул. До захода красноватого солнца оставалось всего полчаса, а он желал еще добраться до Эрмиты, отыскать Тотоя и придумать, чем бы заняться вечерком.

В отличие от Винсенте, Тотой смотрелся еще молодее собственных 13-ти лет. По правде говоря Конкистадор закрывает глаза 8 глава, возраст обоих казался меньше. «Результат недоедания», — растолковал ирландский священник, который раздавал бесплатный суп в районе Рохас. И все-же Винсенте был чуток покрупнее, а Тотой смотрелся совершенно крохотным. Он полностью мог бы сойти за восьмилетнего, потому другие ребята всегда беззлобно подшучивали над ним:

— Эй, Тотой, у меня ухо разболелось. Может Конкистадор закрывает глаза 8 глава, залезешь туда и посмотришь, в чем дело?

Даже его мама, которую Тотой время от времени встречал на конечной остановке автобуса, когда она волокла за собой 1-го либо 2-ух чуток живых ребятишек, обычно встречала его словами:

— Я смотрю, ты все таковой же заморыш. Потому если у него не было занятия Конкистадор закрывает глаза 8 глава лучше, Тотой обожал стоять на стенках. Оттуда, с высоты, мир был еще увлекательнее.

— А ну слезай со стенки, юноша, — произнес сторож в голубой форме, дежуривший у «Макдоналдса» в районе Эрмиты, и немного повел болтающимся без дела помповым ружьем в его направлении. — Тут стоять нельзя.

Тотой поколебался, до Конкистадор закрывает глаза 8 глава того как оборотиться лицом к сторожу. Это была просто восхитительная стенка, с которой показывались ярко освещенные окна ресторана и царившая там привораживающая чистота.

— А почему тут нельзя стоять? — спросил он. — Какого черта?

Сторож улыбнулся.

— Молод еще так говорить, юноша. А ну, слезай оттуда!

Тотой снова заколебался, сейчас поэтому, что двери Конкистадор закрывает глаза 8 глава «Макдоналдса» были обширно открыты и оттуда шел ни с чем же не сопоставимый запах. Расчудесный, притягивающий запах, загадочный, как запах духов богатой дамы. Даже еще больше загадочный, потому что не напоминал ничего из того, что Тотою доводилось пробовать.

— А почему тут нельзя стоять, ро? — переведя дыхание, спросил Конкистадор закрывает глаза 8 глава Тотой, уже повежливее.

— Для тебя разъяснить?

— Но я же не делаю ничего отвратительного. Не выпрашиваю милостыню, не пристаю к гостям. Я даже руку не протягивал.

— Ты снижаешь уровень.

— Уровень?

— Мы должны поддерживать определенный уровень.

— Но я же просто стою на стенке.

— На стенке «Макдоналдса», а это личная собственность, юноша Конкистадор закрывает глаза 8 глава!

— Понятно. — И Тотой опустил руки по швам. — А вы застрелите меня, ро? Вы застрелите меня, если я не спущусь?

— Само собой.

— Правда?

— Ну… — сторож сдвинул фуражку на затылок, — нет, но напущу на тебя клоуна.

— А при чем здесь клоун?

— Он превратит тебя в кусочек мяса, запихнет в булочку и Конкистадор закрывает глаза 8 глава продаст.

Да, все верно: кожа очень белоснежная, а зубы просто большие! Смотря на плакат, не верилось, что помада в состоянии сделать ухмылку таковой широкой, а губки — такими красноватыми.

— Может, превратит меня в биг-мак? — вдумчиво спросил Тотой.

— Просто.

— Ну хорошо, — Тотой в последний раз осмотрелся вокруг и спрыгнул на землю. — Я слез Конкистадор закрывает глаза 8 глава с вашей дурацкой стенки, ро. Вы уж только не отдавайте меня этому клоуну.

Сторож кивнул.

— Условились, юноша.

Винсенте спускался по бульвару Рохас, держась в центре либо лавируя меж машинами. Может, по тротуарам и резвее, но он привык ходить по проезжей части. Он желал выследить Тотоя до пришествия Конкистадор закрывает глаза 8 глава мглы и в то же время искоса следил за машинами: а вдруг повезет? За рулем в главном предки, на заднем сидение детки; а еще попадались такси с пассажирами.

Он вглядывался в машины быстрее по привычке, так как выпрашивать милостыню в пробках было практически никчемно. Большая часть машин было с кондюками Конкистадор закрывает глаза 8 глава, а означает, и окна вечно закрыты. А здесь еще эти тонированные стекла: глаз совершенно не видно. Разве можно просить милостыню, не смотря человеку в глаза? Кондюки и в особенности тонированные стекла были реальным проклятием. Их зеркальная поверхность создавала противное чувство, как будто просишь подаяние у собственного отражения, только более Конкистадор закрывает глаза 8 глава темного.

Когда Винсенте поравнялся с небоскребом Легаспи и свернул с бульвара влево, он заработал всего один песо. И даже не целой монеткой, а 2-мя по 50 сентаво, которые ему подали два типа, гоняющие на роликах. Хохот, ну и только, — поразмыслил он, — пробок больше чем обычно, а доходов никаких.

К счастью, ему Конкистадор закрывает глаза 8 глава подвернулась возможность восполнить свои небогатые припасы, когда на ступенях бокового входа в небоскреб он увидел Альфредо. Винсенте посмотрел на небо и сообразил, что у него еще есть минут пятнадцать, а позже необходимо будет срочно продолжить поиски Тотоя. Можно успеть, если все хорошо высчитать и не вступать с Альфредо Конкистадор закрывает глаза 8 глава в длинноватые дискуссии.

Альфредо читал, уставившись в текст круглыми стеклами очков и наклонившись так, что его худенькое тело практически выгнулось дугой. Он вечно читал. Уличные мальчишки, его клиенты, верили, что он отыскивает в книжках, кое-где меж строками либо знаками, некоторый чуть приметный проход, в который можно нырнуть и пропасть Конкистадор закрывает глаза 8 глава посреди страничек раз и навечно.

— Привет, Фредо.

Альфредо промолчал, заставив Винсенте стоять в нетерпеливом ожидании, пока дочитывал абзац. В конце концов он поднял голову:

— Здорово, Сенте. — И осторожно отложил книжку в сторону.

— Что нового?

— Да так… Я смотрю, ты нарвался на муниципалов.

— Ха! — И Винсенте провел Конкистадор закрывает глаза 8 глава рукою по бритой голове с остатками волос. — Как! Это я сам остригся.

— Сам?

— Ну да. Это последний писк. Скоро все франты будут так ходить.

— Последний писк… — ухмыльнулся Альфредо и, поправив очки, стал смотреться старше собственных 20 восьми лет. — Уж не знаю, веровать для тебя либо нет.

— Не стоит, — произнес Винсенте Конкистадор закрывает глаза 8 глава. — Я просто пошутил. Слушай, у меня тебе есть сон.

— Сон? Извини, но сейчас не твой денек. Приходи послезавтра.

— У меня средства кончились.

— Закончи, Сенте. Ты же знаешь, что каждый приходит строго в собственный денек. Это несправедливо по отношению к другим ребятам.

— Но у меня самые достойные внимания сны.

— Это правда Конкистадор закрывает глаза 8 глава, — без охоты признался Альфредо. — Они достойные внимания, и ты их отлично запоминаешь.

— Ну потому что?

— А так, что у меня на сей день есть сон Тотоя, хотя… — Альфредо махнул рукою, — от этого парня никакого проку. Все его сны — о перестрелках, девушках и стычках, где главный герой он сам. К тому же Конкистадор закрывает глаза 8 глава это даже не истинные сны, а просто его фантазии.

— Точно, — со тоскующим видом подтвердил Винсенте, которому нередко приходилось слушать жалобы Альфредо.

— Естественно, они тоже по-своему увлекательны, исходя из убеждений того, что он выбирает для собственных фантазий… но они все однообразные. Сплошные гангстеры, войны да инопланетяне. Не хватает контраста Конкистадор закрывает глаза 8 глава.

— Если честно, Фредо, — оборвал его Винсенте, — я незначительно спешу. Так что, говорить для тебя сон либо нет?

— Даже не знаю, — произнес Альфредо. — Вроде уже есть сон Тотоя… — Но его рука сама тянулась к магнитофону в сумке. — Хорошо, какого черта! Давай твой сон.

— Вот это дело, — кивнул Винсенте. — Он для Конкистадор закрывает глаза 8 глава тебя понравится.

Альфредо надавил на запись.

— Итак вот. Означает, стоял я около мойки…

Я стоял около белоснежной каменной мойки на кухне, и мне казалось, как будто это кухня дома, где я когда-то жил, но не уверен, что помню точно. Позже с улицы вошел отец, а на улице такая Конкистадор закрывает глаза 8 глава жара, я это через дверь чувствую. Здесь он и гласит: «Взгляни-ка на это». Смотрю, а он держит в руке совершенно крохотного малыша, см 10, не больше. Я про себя думаю: этот ребеночек таковой крошечный, что с ним нужно обращаться очень осторожно, а отец держит его как-то небережно.

Вдруг Конкистадор закрывает глаза 8 глава он роняет малыша. Тот падает в мойку и проскакивает прямо в сливное отверстие. Я очень перепугался. Отец тоже разволновался, но стоит как вкопанный и гласит: «Сейчас пойду за помощью к соседям» — либо что-то вроде этого. Но я-то думаю: к тому времени ребеночек утопнет, ведь в Конкистадор закрывает глаза 8 глава сифоне под мойкой всегда много воды.

Тогда я залез под мойку, дернул за трубу, и она просто отошла. Ребенок очутился у меня на ладошки, но он совершенно не дышит, а во рту у него много некий белоснежной воды, будто бы его стошнило.

Я пробую его воскресить. Очень осторожно Конкистадор закрывает глаза 8 глава нажимаю ему на живот, дышу ему в ротик и очень боюсь, вроде бы чего-нибудь не разрушить. Здесь ребеночек опять задышал. Я обрадовался, а он снова закончил дышать. Я снова его оживляю. Он подышал несколько секунд и снова закончил.

И так повторяется всегда, только всякий раз ему все ужаснее Конкистадор закрывает глаза 8 глава. Он пробует зарыдать и пошевелиться, но сейчас я точно знаю, что он погибает и мне его не спасти. А я все пробую и пробую и делаю ему все больней.

На этом месте я пробудился.

— …Ты когда-нибудь лицезрел плод? — Что?

— Плод… — помедлил Альфредо. — Это то, что ты обрисовал: совершенно крохотный ребенок. Может Конкистадор закрывает глаза 8 глава, твоя мама либо сестра были беременны. И ребенок погиб в утробе. Ты когда-нибудь лицезрел что-то схожее?

Винсенте помотал головой:

— Вроде нет. А может, и лицезрел, если так отлично запомнил.

— Откуда ты знаешь, как воскрешать людей? Ну, там, жать на грудь, дышать в рот?

— Лицезрел.

— Этот Конкистадор закрывает глаза 8 глава сон был кое-чем вроде ужаса?

— Точно.

— А когда ты пробудился, то ощутил себя…

— Плохо.

— Как думаешь, что может означать этот сон?

Винсенте рассмеялся.

— Я знаю, что ты про него думаешь.

— Тогда расскажи.

— Ты думаешь, что ребенок — это я сам и что я злюсь на отца за то Конкистадор закрывает глаза 8 глава, что он пропал, когда я был еще небольшим. А еще ты думаешь, что этот ребенок — Тотой, так как я время от времени о нем забочусь.

— Ммм…

— А еще ты поразмыслил о мойке. Ты запомнил, когда я произнес, что она каменная и со сливом, и решил, как будто это как-то Конкистадор закрывает глаза 8 глава связано с моими мемуарами о прошлой жизни.

— Да, — кивнул Альфредо. — Ты совсем прав. Твоя проницательность, как обычно, затмила все мои ожидания. — Позже он наклонился и посмотрел Винсенте прямо в глаза. — Пора бы мне уже к этому привыкнуть, но никак не выходит. Не могу представить, что ты выдашь в очередной раз. Ты Конкистадор закрывает глаза 8 глава всегда застаешь меня врасплох.

— Ты это всегда говоришь.

— А что мне еще остается? Ты повсевременно поражаешь меня.

— Пожалуйста, дай мне мои средства.

— Вот конкретно, — с облегчением вымолвил Альфредо. — Quod erat demonstrandum. Что и требовалось обосновать. — Он выключил магнитофон и полез в кармашек за мелочью.

Тотой устроил для Конкистадор закрывает глаза 8 глава себя новый наблюдательный пункт, забравшись на буковые строй леса, которые окружали то, что когда-то было входом в плавательный бассейн. Несколько месяцев вспять этот участок был выкуплен под застройку, и сейчас Тотой следил отсюда, как Винсенте трусцой бежит в его сторону. Он высчитал, что до того, как пересечь дорогу, тот окажется Конкистадор закрывает глаза 8 глава прямо под ним, а означает, можно будет внезапно прыгнуть на него сверху. При малом весе Тотоя его прыжки не были очень небезопасными для его жертв.

Редко ему выпадала такая возможность, ведь Винсенте был фактически единственным, кто тихо относился к схожим шуточкам. Обычно он гласил: «Поосторожнее, а то Конкистадор закрывает глаза 8 глава когда-нибудь вырастешь большой и сломаешь мне шею». Но этим все и ограничивалось. Тотой же считал, что это даже не упрек, а просто утверждение — естественно, он с течением времени вырастет.

Винсенте увидел Тотоя, еще когда завернул за угол Нестор-Родендо-авеню. Он привык высматривать его на стенках, деревьях либо фонарных столбах Конкистадор закрывает глаза 8 глава, потому узкий силуэт Тотоя было совершенно не тяжело увидеть на фоне строй лесов.

Винсенте на мгновение задумался. Доски на высоте практически два метра, означает, прыжок сверху будет болезненным. Но, с другой стороны, Тотой может обидеться, и их дружба окажется под опасностью.

Не было ничего определенного, одни гипотезы Конкистадор закрывает глаза 8 глава.

Винсенте попал в Манилу лет 5 вспять, приехав туда рейсовым автобусом с кондюком. Он приехал из Батангаса вкупе с папой и так и не сообразил для чего, так как никто ему не растолковал. Он уже не возлагал надежды когда-нибудь это осознать. Приблизительно через один день после приезда в Конкистадор закрывает глаза 8 глава Манилу его отец пропал.

Мемуары об этом, как и обо всем, что с ним тогда случилось, были очень смутными. Как-то, он уже не помнил, было это днем либо вечерком, отец купил ему содовой и попросил подождать его у светофора. Время шло час за часом, а отец все не Конкистадор закрывает глаза 8 глава ворачивался. Когда совершенно стемнело, Винсенте стал уличным мальчиком.

Гипотезы… Поездка в автобусе с кондюком стоит недешево, означает, не похоже, что его специально привезли в Манилу, чтоб там бросить. Он помнил, что жил дома счастливо и ни в чем же не нуждался. Дом был двуэтажным, бетонным и стоял на окраине городка. У Конкистадор закрывает глаза 8 глава их был цветной телек, железная сетка от москитов на окнах и ковер на полу в одной из комнат.

Видимо, от него отказались не из-за бедности, как от других ребят. И не поэтому, что не обожали. Винсенте помнил, как предки обымали, целовали его и вообщем относились к нему с Конкистадор закрывает глаза 8 глава нежностью.

Память не сохранила наименования его родного города либо деревни. По воззрению Альфредо, Винсенте запамятовал все эти детали из-за травмы, связанной с потерей семьи, что казалось маловероятным. Но зная, что одно время Винсенте вдруг вообщем не стал гласить, Альфредо уверенно заявлял об этом как о достаточно всераспространенном Конкистадор закрывает глаза 8 глава последствии все той же травмы.

И если Винсенте в конце концов снова заговорил, то только благодаря Тотою. До встречи с ним он, наверняка, целый год ни с кем не говорил. Как-то вечерком, проходя мимо развалин старенького городка, он тормознул и прислонился к дереву. Он услышал шорох в ветвях Конкистадор закрывает глаза 8 глава, но не придал этому значения и не увидел сокрытую листьями небольшую фигурку, которая избрала для себя жертву и готовилась прыгнуть.

Винсенте лежал на спине под буковыми лесами, подтянув колени к груди и пытаясь вернуть дыхание. Тотой сел рядом, ждя, когда к товарищу возвратится способность гласить. Но Винсенте как и раньше Конкистадор закрывает глаза 8 глава молчал, даже когда начал дышать ровно. Он просто лежал на мостовой, уставившись в небо.

— Может, я уже очень большой, чтоб вот так прыгать? — спросил Тотой, смущенный молчанием. — Что скажешь, Сенте? Я уже очень большой для этого?

Но Винсенте продолжал молчать.

— Может, мне больше не нужно так делать? — говорил Тотой, волнуясь Конкистадор закрывает глаза 8 глава больше. — А вдруг я сломаю для тебя шейку?! — Он задрал футболку и посмотрел на собственный тонкий животик. — Наверняка, я растолстел и стал огромным и томным. Как думаешь, Сенте?.. Сенте! — совершенно уж испуганно кликнул Тотой. — Да скажи хоть чего-нибудть!

— Хорошо, — произнес Винсенте. — Чем ты хочешь заняться сейчас вечерком?

Сны

— Записываешь Конкистадор закрывает глаза 8 глава? — Да.

— Я начинаю? — Давай.

— Хорошо. Означает, я стою на улице и вдруг слышу, как женщина зовет на помощь. Я хватаю…

— Стоп! — А?

— Пистолет.

— Что?

— Пистолет. Ты услышал, как женщина зовет на помощь, схватил пистолет и выручил ее.

— Да нет! Я не гласил, что это пистолет.

— Но ведь Конкистадор закрывает глаза 8 глава ты собирался…

— Ничего я не собирался.

— Означает, это был ножик либо мачете.

— Нет.

— Палка.

— Нет! Хватит для тебя, Фредо. Ты хочешь, чтоб я говорил либо нет?

— Давай.

— Хорошо. Тогда я схватил…

— Топор.

— Нет.

— Гранату?

— Нет! Это вообщем было не орудие, а… сумка.

— Сумка… Только так можно уйти от погони Конкистадор закрывает глаза 8 глава. И что все-таки было в сумке?

— Пистолет.

— Ну хорошо. Хватит.

— Но это еще не все!

— Хватит. Мне не нужен этот сон. Ты поведал мне уже штук 20 точно таких же. Тотой, постарайся осознать: меня не заинтересовывают твои фантазии, то, что ты придумываешь деньком. Меня заинтересовывают сны, которые ты Конкистадор закрывает глаза 8 глава видишь ночкой.

— Но это и был сон!

— Нет, не был.

— А ты откуда знаешь?

— Знаю, так как это не похоже на сон.

— Но я лицезрел его ночкой!

— А ты спал в это время?

— Ты не гласил, что нужно спать. Ты просто произнес про денек и ночь.

— Тотой, ты специально все запутываешь Конкистадор закрывает глаза 8 глава. Для тебя издавна уже пора знать, что я имею в виду. Сны, которые ты видишь, когда спишь. Конкретно за это я для тебя плачу.

— Э-э-э-э…

— Слушай, почему ты не хочешь поведать мне сны, которые ты видишь, когда спишь? Может, ты считаешь их совершенно не увлекательными Конкистадор закрывает глаза 8 глава? Может, ты думаешь, что твои дневные фантазии увлекательнее?

— Да. Они очень достойные внимания.

— Может быть, в твоих ночных снах есть что-то такое, о чем ты. не хочешь говорить? Они жуткие? Ты просто не хочешь их вспоминать либо не можешь вспомнить?..

— Фредо, у меня животик болит. — Что?

— У Конкистадор закрывает глаза 8 глава меня уже некоторое количество дней болит животик. Меня несколько раз рвало, но больше несет.

— Ну… для тебя, наверняка, необходимо лечущее средство? Возвращайся, когда я закончу работу, и мы сходим в аптеку.

— Нет, спасибо. Я пойду, а то животик совершенно разболелся.

— Отлично.

— Могу я получить свои средства?

— …Ну естественно, Тотой. Дай только Конкистадор закрывает глаза 8 глава я выключу эту штуку.

Альфредо надавил на «stop» собственного «Вокмана», снял наушники и принялся массировать виски, пытаясь успокоить раздражающую мигрень. Никакой боли по сути не было, но у него появилось чувство, что она должна быть. Из 7 ребят, которых он часто опрашивал, конкретно Тотой вызывал у него ассоциацию с Конкистадор закрывает глаза 8 глава головной болью.

Как он непохож на Сенте!

Альфредо уложил «Вокман» в ранец и поднялся. Он осмотрелся и с удивлением нашел, что уже мрачно. Последний раз он оглядывался, когда говорил с Винсенте. Тогда бульвар Рохас и вода в заливе были прекрасного оранжевого цвета.

— Свет солнца, — пробормотал Альфредо.

Некий прохожий тормознул Конкистадор закрывает глаза 8 глава и оборотился, подумав, что Альфредо обращается к нему, и не сходу сообразил, что худощавый человек на ступенях небоскреба Легаспи гласит сам с собой, а может быть, и с темным небом, ведь его взор ориентирован конкретно туда.

— Свет от наиблежайшей звезды преодолевает 100 40 девять миллионов км.

Прохожий зашагал опять, но уже резвее Конкистадор закрывает глаза 8 глава, будто бы был встревожен схожей информацией и тем благоговейным тоном, каким это было сказано.

— Свет от звезды, находящейся в 100 сорока 9 миллионах км! — звучно повторил Альфредо. Боковым зрением он увидел прохожего, додумался, что тот помыслил, и ощутил смутное раздражение.

— Двигаясь с непостижимой скоростью в триста тыщ км за секунду Конкистадор закрывает глаза 8 глава!

Сенте, задай какой-либо обычный вопрос. Что такое свет?

Свет — это волна фотонов, которые движутся со скоростью триста тыщ км за секунду, пока не достигнут сетчатки нашего глаза. Тогда свет резко останавливается, превращаясь в импульс энергии, а мозг конвертирует его в изображение. Свет можно узреть, только когда он находится в состоянии Конкистадор закрывает глаза 8 глава покоя. Хотя, с другой стороны, свет никогда нельзя узреть в состоянии покоя, вроде бы стремительно мы ни двигались…

В этом-то и неувязка, Сенте. На некие вопросы, даже самые обыкновенные, есть только сложные ответы. Некие вещи очень сложны, чтоб их можно было выразить просто.

Почему есть беспризорники Конкистадор закрывает глаза 8 глава?

Альфредо задавал для себя этот вопрос настолько же нередко, как и его коллеги, друзья, родственники и хоть какой другой человек, но у него не было ясного ответа. Точнее, было даже несколько точных, отлично аргументированных и полностью оптимальных ответов, но они все, вероятнее всего, являлись неправильными.

К примеру, издавна Конкистадор закрывает глаза 8 глава понятно, что существует различие меж филиппинцами и европейцами в области социальной психологии. Филиппинцы присваивают большее значение сообществам, а европейцы — отдельной личности. И поэтому в британском языке понятия «одинокий» и «несчастный» выражаются 2-мя различными словами.

Некие филиппинские психологи говорят, что прямое заимствование европейской психологии представляется проблематическим, потому что филиппинская модель Конкистадор закрывает глаза 8 глава все равно возьмет верх, исходя из имеющейся классической практики. И все-же в случае с беспризорниками и семья, и общество отвернулись от их в самом ранешном возрасте, а означает, эти детки растут законченными индивидуалистами, в отрыве от какой-нибудь социальной группы.

Все верно, но все таки почему есть беспризорники Конкистадор закрывает глаза 8 глава? Альфредо пробовал заполнить пробел, который существовал в этом вопросе в научных трудах, и считал его основным мотивом собственных исследовательских работ.

Вот только никакой это был не мотив. Его исследования вправду могли принести пользу, но заинтересовывало Альфредо совершенно другое. Хоть какому психологу было по силам заполнить пробел в исследовании психологии Конкистадор закрывает глаза 8 глава филиппинских беспризорников, но Альфредо не желал этим ограничиваться, так как вопрос «почему есть беспризорники?» так и оставался без ответа.

Имелось и другое разъяснение: Альфредо вырос в Аяла-Алабанге, одном из самых богатых и отлично охраняемых районов Манилы. Это значило очень почти все в городке, где пропасть меж обеспеченными и Конкистадор закрывает глаза 8 глава бедными поглубже, чем в любом уголке мира. В этом было что-то от обоюдного притяжения положительно и негативно заряженных человечьих частиц, от чувства изумления, которое испытывали богатые перед тем, что было совершенно рядом с ними.

Нет, это разъяснение тоже не годилось. Оно было очень естественным, очень оказалось на виду.

Во всяком случае Конкистадор закрывает глаза 8 глава, реальный вопрос звучал не «почему есть беспризорники», а «почему он повсевременно задумывается о Сенте?»

Альфредо знал, что ответ очень тяжело выразить словами. Если он и существовал, то был воистину галлактического масштаба и таковой же непростой, как свет закатного солнца.

Небоскреб Легаспи был тридцатиэтажным зданием с зеркальным холлом, обходительным Конкистадор закрывает глаза 8 глава швейцаром и 2-мя высокоскоростными лифтами. В лифтах нередко можно было узреть увешанных золотом молодящихся дам с грубо размалеванными лицами. На первых 3-х этажах размещались магазины и бутики. 4-ый этаж был административным, а с 5-ого можно было попасть в открытый бассейн, куда был строго-настрого запрещен вход людям в шортах Конкистадор закрывает глаза 8 глава либо сандалиях. На шестом этаже и выше располагались квартиры, начиная с пятикомнатных, рассчитанных на огромную семью, и заканчивая крохотными однокомнатными квартирками для студентов. Весь же верхний этаж, так именуемый «пентхаус», занимала одна-единственная квартира. Тут жил Альфредо.

Он стремительно обошел комнаты, включая свет, чтоб заполнить встретившую его у Конкистадор закрывает глаза 8 глава входа безгласную пустоту. Когда вся квартира ярко осветилась, Альфредо прошел на кухню и налил для себя стакан минеральной воды, позже перебрался в гостиную, тяжело погрузился на диванчик и включил автоответчик. Было только одно сообщение.

— Привет, Фредо, — произнес автоответчик.

— Привет, Ромарио, — механично ответил Альфредо.

— Это Ромарио. На данный момент четыре часа Конкистадор закрывает глаза 8 глава денька, потому я думаю, что ты еще кое-где шляешься. Собираешь собственный материал. Перезвони мне, когда вернешься.

Последующие 5 минут Альфредо просидел совсем бездвижно, только дыша и временами моргая.

— Итак, поначалу незначительно расскажи мне о для себя. Сколько для тебя лет и как тебя зовут.

— Винсенте. Мне тринадцать лет. А для Конкистадор закрывает глаза 8 глава тебя?

— Отлично, Винсенте. Для тебя вправду столько лет?

— Однозначно.

— Можешь поведать мне, как ты очутился на улице?

— Мы с папой приехали в Манилу из Батангаса, а позже отец пропал. Это случилось приблизительно 5 годов назад.

— Пропал?

— Я ожидал его у какого-то светофора, но он так и не пришел Конкистадор закрывает глаза 8 глава.

— И ты больше никогда его не лицезрел?

— Нет.

— Что ты тогда поразмыслил?

— Опешил, куда он пошел.

— И ты не знаешь, куда он мог пойти? — Нет.

— Либо что с ним случилось?

— Нет.

— Отлично… а что ты можешь поведать о собственной мамы?

— При чем тут моя мама?

— Ну… ты с ней Конкистадор закрывает глаза 8 глава поддерживаешь какую-нибудь связь?

— Нет. Она живет кое-где в Батангасе. Это все, что я знаю.

— А другие родственники? Братья, сестры…

— Когда я уехал, никаких братьев не было. Кажется, есть две сестры, но я не уверен. Две либо три.

— А дяди, тети, бабушки и дедушки?..

— Может быть, только Конкистадор закрывает глаза 8 глава при чем здесь это? Я сам по для себя.

— Сам по для себя. — Да.

— Увлекательная идея.

— Но так оно и есть.

Так оно и есть, Сенте.

Солнечный свет проходит 100 40 девять миллионов км со скоростью триста тыщ км за секунду. Когда поздно вечерком он добивается бульвара Рохас, небо окрашивается Конкистадор закрывает глаза 8 глава в оранжевый цвет, но деньком небо голубое, так как свет по-другому рассеивает молекулы воздуха.

Свет никогда нельзя узреть в состоянии покоя, вроде бы стремительно вы ни двигались, даже если будете бежать все резвее и резвее, мчась через Галлактику, пока не достигнете скорости двести девяносто девять тыщ км за секунду. Посмотрите тогда Конкистадор закрывает глаза 8 глава на свет. Вы увидите, что он как и раньше удирает от вас с таковой же непостижимой скоростью. Тем временем работа вашего мозга замедлится, а наблюдающий, передвигающийся с несколько наименьшей скоростью, увидит вас совсем недвижным и размазанным в пространстве.

Возвратившись не Землю, посмотрите на часы. Они будут Конкистадор закрывает глаза 8 глава демонстрировать не такое время, как у ваших друзей, родственников и хоть какого другого человека.

А может быть, и не нужно ворачиваться. Продолжайте движение, и приблизительно через четыре с половиной года вы достигнете Проксимы Центавра — наиблежайшей звезды по отношению к Солнечной системе.

Альфредо очутился у себя в кабинете. Конкретно очутился, так как совершенно Конкистадор закрывает глаза 8 глава не собирался туда входить, садиться и включать компьютер. Если б его спросили, он бы ответил, что продолжал посиживать на диванчике, смотря в одну точку, а в голове у него все звучал вкрадчивый глас с автоответчика. Перемещение стало реальностью, когда экран компьютера переключился в режим ожидания и Конкистадор закрывает глаза 8 глава на нем появилось изображение гипнотических цветных полосок Мёбиуса — очень колоритное, чтоб его проигнорировать либо принять за галлюцинацию.

Кабинет был основным местом в квартире, так как Альфредо проводил в нем много времени, и освещение соответствовало его предназначению. Настольная лампа заливала его мягеньким светом, разгоняя прячущиеся по углам тени. Через открытую дверь падал успокаивающий Конкистадор закрывает глаза 8 глава броский свет из гостиной. Шторы были отдернуты, потому луна, звезды и ярко освещенные городские окна тоже находились под рукою.

Во всем тут чувствовалась система, хотя сторонний человек не увидел бы ничего, не считая академического хаоса. Заваленный книжками и бумагами пол, обклеенные записками стенки. Всюду были разбросаны Конкистадор закрывает глаза 8 глава толстенные папки, из которых вываливалось содержимое.

В отличие от кавардака, царившего на полу и стенках, десктоп Альфредо мог служить примером аккуратности. На нем находилось всего четыре предмета, не считая компьютера и лампы. Во-1-х, ручка для правки распечаток. Во-2-х, лоток для неотредактированных распечаток. Очередной лоток для правленых распечаток. И, в конце Конкистадор закрывает глаза 8 глава концов, фото в рамке, изготовленная лет 10 тому вспять, в денек, когда его супруге исполнилось девятнадцать, за полтора месяца до их женитьбы. Супруга была в голубой футболке с символом собачьей выставки на груди, с сигаретой во рту. Выражение ее лица очень напоминало пародию на жаркую южноамериканскую звезду.

Еще Конкистадор закрывает глаза 8 глава одна принципиальная часть обстановки: дорогая стереосистема, окруженная полками с надписанными и расположенными в хронологическом порядке кассетами. Она никогда не выключалась, потому красноватые и зеленоватые огоньки на панели сияли деньком и ночкой.

Альфредо посмотрел на полку с кассетами. В магнитофон была вставлена та, которую он прослушивал сейчас с утра, одна Конкистадор закрывает глаза 8 глава из самых ранешних.

— Я скрывался с ружьем на дереве и ожидал, когда появится неприятель, чтоб его застрелить. Выпустил бы всю обойму прямо ему в башку. И вдруг вижу, что он захватил Джозу.


konkurenciya-predlozhnih-i-bespredlozhnih-sochetanij-uchebnoe-posobie-filial-gosudarstvennogo-byudzhetnogo-obrazovatelnogo.html
konkurenciya-v-prigranichnom-regione-doklad.html
konkurenti-v-sfere-obrazovaniya-i-ih-raznovidnosti.html